Издание
Федерального Собрания
Российской Федерации

Информация из космоса на вес золота

В ходе осуществления программы «Мониторинг-СГ» получено 17 патентов на изобретения, 68 разработок требуют правовой охраны

Алексей Кубрин. Фото: ПГ / Юрий Инякин

Пять полностью реализованных программ, две действующие и одна перспективная — таков актив космического сотрудничества России и Белоруссии, ставшего возможным благодаря Союзному государству. Динамику роста нагляднее всего иллюстрируют беспристрастные финансовые показатели. Если первая совместная программа «Космос-БР» уложилась в 70,6 миллиона рублей, то на четырехлетние работы в рамках программы «Мониторинг-СГ» было ассигновано уже два миллиарда 230 миллионов. Об истории, современности и ближайшем будущем белорусско-российского космоса рассказал в беседе с обозревателем журнала «Российская Федерация сегодня» заместитель Государственного секретаря СГ Алексей Кубрин.

Первые союзные программы были посвящены гармонизации стандартов

- Алексей Александрович, после 1991 года и до создания Союзного государства совместные исследования и разработки в области космоса могли со стороны восприниматься как заманчивая, но маловероятная утопия. Тем не менее очевидные и осязаемые результаты уже налицо. С чего пришлось начинать союзную кооперацию в космической деятельности?

- Прежде всего нам нужно было, так сказать, научиться говорить на одном языке, иначе говоря, обзавестись единой нормативно-правовой базой.

С распадом СССР Белоруссия стала действовать по своим правилам, а Россия — по своим. Скажем, в одной стране применяются ГОСТы, а в другой - технические условия. Па­раметры ГОСТов и условий, опять же, у каждого свои. В аэрокосмической сфере, в электронике и всюду, где речь о высоких технологиях при совместной деятельности, - это аб­солютно недопустимо, так как даже незначительная разница в допусках может полностью изменить технологический процесс.

В ходе осуществления программы «Мониторинг-СГ» получено 17 патентов на изобретения, 68 разработок требуют правовой охраны. Если же брать другие программы, то можно говорить о сотнях наименований. Многие из них найдут применение и на земле».

Следовало унифицировать все стандарты, привести их к общему знаменателю. Поэтому первые союзные программы и были посвящены гармонизации стандартов, созданию необходимой нормативно-правовой базы. А затем уже появилась в нашей деятельности приборно-аппаратурная составляющая на основе единых требований, последовал выход на технологии, позволяющие конструировать и выпускать необходимое оборудование для конкретных тем. Со временем появляются новшества, например наносфера, о которой прежде многие и не задумывались. Их тоже надо интегрировать подобным образом.

В космических исследованиях мы вышли на создание единой системы спутников для дистанционного зондирования Земли, и, опять же, вначале пришлось состыковать нормативно-правовые базы, а потом приступать к изготовлению всего, что требуется для этих нужд. Следовательно, интеграция непременно является комплексной. Договорились о единых стандартах, разработали методику обмена данными, тогда можно создавать образцы, которые пойдут в серию, и компьютерное обеспечение.

Завершился «Мониторинг-СГ». На очереди — «Интеграция-СГ»

- В минувшем году завершилась программа «Мониторинг-СГ», или, как она полностью называется, «Разработка космических и наземных средств обеспечения потребителей России и Белоруссии информацией дистанционного зондирования Земли», и продолжает действовать программа «Технология-СГ»…

- А на очереди программа «Интеграция-СГ» стоимостью один миллиард 171 миллион рублей. Данная концепция Программы уже практически полностью согласована, и надеюсь, что она заработает уже в этом году. А что касается «Мониторинга-СГ», то сейчас подводим её итоги. Мы же действуем в соответствии с отпускаемыми средствами. Создана и успешно действует орбитальная группировка из пяти спутников, четыре из них российские, один — белорусский. Но этого маловато. Мы пока не можем получать в реальном времени необходимую информацию. Спутники как бы передают эстафету друг другу. Но для максимального эффекта необходимо располагать как минимум 24 космическими аппаратами. Для сравнения скажу, что в США орбитальная группировка, занятая подобными задачами, со­ставляет больше 30 спутников…

Понятно, что страна или фирма, ведущая подобные работы, готова заплатить очень серьёзные деньги за инструменты для точного определения места для буровой платформы.

Будем рассчитывать, что наши заказчики смогут обосновать перед высшим руководством важность этих проектов и доказать, что они дают необходимый и ощутимый эффект. Притом информация со спутников нужна не только России и Белоруссии, спрос на неё растёт во всем мире. Рынок подобных услуг оценивается в миллиарды долларов! Взять хотя бы геологоразведку на шельфе. При выборе точки для бурения традиционными геофизическими методами в среднем удаётся найти нефть или газ в необходимых для добычи объёмах в лучшем случае в одной скважине из десяти. Понятно, что страна или фирма, ведущая подобные работы, готова заплатить очень серьёзные деньги за инструменты для точного определения места для буровой платформы. Прикиньте, насколько увеличится рентабельность.

Зондирование Земли дорогого стоит

- Припомню в этой связи прочитанные некогда поэтические строки «Есть в наших днях такая точность»… А как проиллюстрировать потребность в ней читателю, далекому от премудростей, понятных без слов только специалистам?

- Возьмём хотя бы всем интересную метеорологию, а конкретнее — прогнозы погоды и чрезвычайных явлений в атмосфере типа торнадо, ураганов и прочего. Чем быстрее специалисты на земле получат информацию, тем быстрее они смогут её обработать и передать всем, кто в ней заинтересован. Соответственно, и реагировать на ожидаемые неприятности можно заранее, и необходимые защитные меры будут куда эффективнее…

- Мы и сейчас на свои мобильные телефоны то и дело принимаем предупреждения о «жёлтой» погодной опасности и прочих аномалиях, правда, они частенько оказываются не слишком достоверными, хотя погода в этом году словно с цепи сорвалась — буря за бурей, наводнение за наводнением.

- Чтобы повысить точность прогнозов, и нужно получать сведения в режиме реального времени, во всех диапазонах — от визуальных наблюдений до радиочастотной и инфракрасной съёмки… В Росгидромете и в Белгидромете есть технологии, позволяющие определять маршруты ураганных ветров и тому подобного. Если же говорить о несбывшихся предостережениях, то рассылают их, конечно, с самыми лучшими намерениями, стремясь предостеречь на случай аномального ненастья. Минус в том, что в этих случаях не избежать привыкания к недостоверности. Это как в детской истории о мальчике, который часто кричал «волки», когда их не было. Когда же звери на самом деле появились, то этому не хотели верить…

Потребности в данных мониторинга весьма и весьма велики.

Но погода — это лишь одно из направлений дистанционного зондирования. Это и отслеживание изменений ландшафта, и отслеживание последствий техногенных происшествий…

- Во время катастрофы на японской АЭС в Фукусиме Страна восходящего солнца не спешила делиться сведениями о распространении радиоактивных облаков, и регистрировать их продвижение удавалось только с помощью спутников и аэронаблюдений.

- Вот именно! А в таких случаях своевременная информация просто на вес золота. Потребности в данных мониторинга весьма и весьма велики. Я уж не говорю о запросах аграрников, здесь возможности зондирования трудно переоценить: от прогнозов урожая до выявления эрозии почв.

В спутниках главное не форма, а содержание

- Недавно появились сообще­ния о новом совместном спутнике дистанционного зондирования, разработанном белорусскими и российскими учеными. Определено, как он будет выглядеть. Сказано, что параметры будут в три-четыре раза превосходить соответствующие возможности уже работающего на орбите белорусского ИСЗ.

- Давайте разберемся, что такое в наши дни дизайн космического аппарата. В пятидесятые годы прошлого столетия, когда шла подготовка к запуску первого искусственного спутника, его внешний вид имел колоссальное значение. Этот шар с лучами антенн сразу стал символом наступления новой эры в развитии человечества. Спутник наблюдали в телескопы по все­му миру, и его запоминающийся с первого взгляда дизайн нёс не только эстетический, но и психологический и пропагандистский смысл. Однако идеальная обтекаемая форма важна для полётов в плотных слоях атмосферы, поскольку смягчает сопротивление воздуха. Исследовательской аппаратуры на этом спутнике практически не было. Радиопередатчик,сигналы которого сразу запомнились всему миру, должен был оповещать, что первый шаг в освоении космоса сделан.

Сегодня уже спутники трудятся по 5-10 лет, но это не предел. Главное, конечно, обеспечить их энергией.

Теперь же нас интересуют прежде всего не эстетические достоинства ИСЗ, а их исследовательские возможности. Эстетика ушла на второе место, а на первое вышли технические характеристики и функциональные возможности оборудования, которым спутник оснащен. Особое значение приобретает внутренний дизайн, так как от того, насколько продуманно будут размещены приборы, зависит работоспособность аппарата.

Каждому ясно, что запуск ракеты дорог, и значит, надо использовать его в полной мере. В былые годы считалось нормальным, что одна ракета выводит на орбиту один спутник. Тогда иначе и нельзя было действовать. Аппаратура занимала очень много места, опять же, весила немало. Сейчас задачи, для которых в прошлом требовалось запустить несколько тонн приборов, можно решить в пределах ста килограммов полезного груза и менее того. Миниатюризация техники открывает огромные возможности. Не забудем об экономическом факторе — для вывода меньших объектов на орбиты можно использовать ракеты меньшей массы, чем требовалось прежде. Появились разгонные блоки, с помощью которых удается развести спутники по отведённым им заранее местам. Значит, одновременно запускается не один аппарат, а несколько. И наконец, реализуя наши программы, мы выходим на технологии модульного построения космических объектов. Фактически создается определенная космическая платформа, снабженная необ­ходимыми источниками питания, позволяющими установить необходимую для конкретных исследований аппаратуру.

- Напрашивается аналогия с детской игрой в кубики.

- Скорее с детским конструктором. Я же недаром говорил, что мы начинали с гармонизации стандартов. Без этого модульный принцип неосуществим. Следующим этапом может стать создание на одной-двух базовых платформах построение целого спектра малых спутников, возможности которых будут за­висеть от требований потребителя. Разумеется, нужно не только совершенствовать технику, но и продлять срок её активного существования.

Сегодня уже спутники трудятся по 5-10 лет, но это не предел. Главное, конечно, обеспечить их энергией. В этой области мы ничуть не отстаем от зарубежных исследователей и разработчиков. Удалось, в частно­сти, получить образцы элементов для солнечных батарей космических аппаратов с повышенным коэффициентом полезного действия и радиационной стойкостью. Их ресурс работы — 15 лет, а КПД в условиях космоса - около 30 процентов. Ожидается повышение срока службы солнечных батарей до 20 лет. В целом же в ходе осуществления программы «Мониторинг-СГ» получено 17 патентов на изобретения, 68 разработок требуют правовой охраны. Если же брать другие программы, то можно говорить о сотнях наименований. Многие из них найдут применение и на земле.

4114

21.08.2018 00:00

Главное

Интересное за неделю